ФНС раскрыла потери бюджета от вывода активов во время проверок

За три года бизнес вывел имущество стоимостью почти ₽150 млрд непосредственно во время выездных налоговых проверок, оценила ФНС. Чтобы положить этому конец, служба разработала законопроект о предпроверочном аресте активов

ФНС раскрыла потери бюджета от вывода активов во время проверок

За три года бюджет недополучил 146,6 млрд руб. долгов по налогам из-за вывода активов на этапе налоговых проверок, следует из презентации замглавы Федеральной налоговой службы Константина Чекмышева, которую он представлял на заседании экспертного совета комитета Госдумы по бюджету и налогам 24 февраля.

ФНС подсчитала объем вывода активов российских компаний с момента назначения выездных налоговых проверок и до их окончания, пояснил Чекмышев. По его словам, этот период максимально рискованный с точки зрения вывода имущества недобросовестным бизнесом, так как сам факт назначения выездной проверки уже является результатом длительной работы с налогоплательщиком и сигнализирует о наличии у него обязательств.

По оценкам ФНС, в 2019 году в ходе налогового контроля компании вывели активов на 20 млрд руб., в 2020 году эта сумма выросла до 45 млрд руб., а в 2021 году— до 81,6 млрд руб.

Наиболее распространенная схема вывода имущества сегодня связана с преднамеренным банкротством, заявил замглавы ФНС. Она выглядит следующим образом: сначала у компании возникают налоговые обязательства, затем назначается налоговая проверка, в течение которой происходит перевод бизнеса на других юрлиц и вывод имущества из-под взыскания, и, наконец, запускается процедура банкротства. В качестве примера Чекмышев привел историю Осташковского кожевенного завода, искусственно подведенного к разорению в 2014 году. От таких схем не выигрывает никто: ни налоговая служба, ни кредиторы, ни контрагенты налогоплательщика, резюмировал чиновник.

Ранее налоговая служба сообщала, что от списания долгов при банкротстве экономика потеряла более 12 трлн руб. за последние пять лет. В 2021 году убыток оценивается в 4 трлн руб., причем должникам было списано 98% долга, заявил Чекмышев на заседании.

Резонансный проект о блокировках имущества.

Воспрепятствовать злоупотреблениям должен новый законопроект об обеспечительных мерах, разработанный Минфином и ФНС в 2021 году (РБК подробно писал о нем тут).

Документ предоставит налоговому органу право оперативно блокировать имущество компаний и индивидуальных предпринимателей после вынесения решения о выездной проверке. Запрет на действия с имуществом может быть наложен в отношении недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг, но не в отношении готовой продукции, сырья или материалов (это исключение было разработано, чтобы не прерывать деятельность предприятия).

При этом законопроект будет работать не только на фискальные интересы, но и как механизм, защищающий сотрудников предприятий от неправомерных действий, уверяет Чекмышев. «Самым социально и нормативно незащищенным субъектом банкротства, к сожалению, всегда являются работники. Последняя статистика показывает, что в заложниках ситуации неплатежеспособности в среднем находятся от 50 тыс. до 100 тыс. человек. Только в прошлом году они не получили порядка 2 млрд [руб.] причитающихся им средств»,— указал замглавы ФНС.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов обращает внимание, что крупные компании, заплатившие не менее 2 млрд руб. налогов за последние три года, выведены из-под новых полномочий ФНС, а мера касается только малого и среднего бизнеса. Кроме того, Титов предложил проверить законопроект на коррупционную направленность, так как он расширяет полномочия ФНС, и закрепить права по назначению предпроверочного ареста имущества за прокурором, а не за центральным аппаратом налоговой службы. Если принимать законопроект, то в сильно скорректированном виде, отметил бизнес-омбудсмен.

Среди других претензий бизнеса (во встрече участвовали представители «Деловой России», «Опоры России» и РСПП)— отсутствие прозрачной методики расчета среднеотраслевой налоговой нагрузки (по размеру отклонения от нее будет определяться стоимость заблокированного имущества), возможность затягивания срока ареста собственности, риск того, что блокировка повлияет на условия банковского финансирования компаний. Кроме того, участники заседания заявили, что инициатива противоречит конституционному принципу неприкосновенности частной собственности.

По итогам заседания участникам экспертного совета было предложено письменно оформить их предложения по законопроекту и направить их в адрес бюджетного комитета. На их основе депутат Андрей Макаров, возглавляющий комитет, сформирует доклад председателю Госдумы Вячеславу Володину.

По данным налоговой, в 2021 году было проведено 6,7 тыс. выездных проверок, что на треть превышает аналогичный показатель 2020 года. Такой рост обусловлен переносом части контрольных мероприятий в связи с пандемией.

В пресс-службе ФНС заявили РБК, что рассчитывают на оперативное принятие законопроекта. «Указанные меры позволят достигнуть быстрого эффекта с помощью предупреждения и мягкого воздействия, а не привлечения к ответственности»,— сообщили там.

Именно так работает новелла, наделяющая налоговые органы правом залога по итогам проверки и вступившая в силу с 2020 года. Однако пока государство не очень активно этим пользуется: за два года действия нормы обеспечительные меры в виде ареста имущества должника были применены в отношении 79 тыс. объектов, а право залога из-за непогашения задолженности возникло в отношении 41 тыс. из них. В тоже время ФНС заявила о своих правах на имущество только в 19 делах. «Это значит, что предприятия с такими обременениями не готовы идти в банкротство— они предпочитают гасить долги, так как понимают бесперспективность попыток списать обеспеченные обязательства»,— подчеркнули в налоговой.

Роль цифровизации

Выездной налоговой проверке предшествует предпроверочный анализ, и в 80% случаев те нарушения, которые он выявляет, подтверждаются, говорит руководитель департамента налогов и налогового администрирования Финансового университета Дмитрий Ряховский. Однако у добросовестного бизнеса всегда есть возможность избежать проверки: налогоплательщику дают время исправить ошибки или доказать свою правоту, и если претензии удается урегулировать «на берегу», ФНС не приходит. Недобросовестныйже бизнес, который покупал «бумажный» НДС, использовал фирмы-однодневки и другие известные всем схемы оптимизации налоговой нагрузки, начинает «сливать» активы, отметил Ряховский.

«Цифровизация все изменила: несколько лет назад я былбы принципиально против этого законопроекта, но сейчас считаю его оправданным»,— сказал эксперт.

Законопроект оставляет налогоплательщику пространство для маневра: после ареста имущества он имеет право оспорить решение, предоставить иное обеспечение или, например, доказать, что размер отклонения от среднеотраслевой налоговой нагрузки не такой высокий, отметил консультант Исследовательского центра частного права им. Алексеева Айнур Шайдуллин. Впрочем, очень важно, чтобы методика расчета среднего налогового бремени была корректной и прозрачной— это основная задача, которая сейчас стоит перед разработчиками проекта.

ФНС раскрыла потери бюджета от вывода активов во время проверок

Екатерина Виноградова

Подпишись на Telegram РБК

Получайте новости быстрее всех

ФНС раскрыла потери бюджета от вывода активов во время проверок

Источник rbc.ru

Поделиться с друзьями
RBC
Оцените автора
( Пока оценок нет )
CSNK.RU <Специальная военная операция>